02
october
Wednesday
19:00
2013
Ticket price:
200 руб.
Audience: 6+
Address:
Russia, St. Petersburg, Nevsky Prospekt, 41
MapSitePhone:
+7 (812) 315-52-36
Billboard:афиша
symphony concert
Public concert
I part

М. Мусоргский (1839-1881) «Иванова ночь на Лысой горе»
С. Прокофьев  (1891-1953) Концерт №2 для скрипки с оркестром соль минор ор.63

laureate of international competitions
Dmitry Smirnov (violin)
II part

А. Лядов (1855-1914) «Кикимора»
С. Прокофьев (1891-1953) Концерт №3 для фортепиано с оркестром до мажор ор.26

laureate of international competitions
Fedor Abaza (piano)

С.-Петербургский государственный академический симфонический оркестр

Conductor – People's Artist of Russia Maxim Fedotov

About the program of the concert

Программная симфоническая картина-фантазия «Иванова ночь на Лысой горе» — одно одно из немногих оркестровых сочинений гениального русского композитора Модеста Петровича Мусоргского, написанное в 1867 году. Композитор сам обозначил содержание музыкальной картины, последовательность ее разделов: 1. Сбор ведьм, их толки и сплетни. 2. Поезд Сатаны. 3. Поганая слава Сатане. 4. Шабаш.
В письмах Мусоргский отмечал: «Иванова ночь на Лысой горе» — вещица крещеная. Насколько меня память не надувает, ведьмы собирались на эту гору, сплетничали, шашничали и поджидали набольшего — Satan. По его приезде, они, то есть ведьмы, образовали круг около трона, на котором восседал, в виде козлища, набольший, и воспевали ему славу. Когда сатана достаточно в ярость приходил от ведовской славы, то открывал своим приказом шабаш... Так я и сделал... Форма и характер моего сочинения российски и самобытны. Тон его горячий и беспорядоч¬ный. В сущности, шабаш начинается с появления бесенят, потому что поганая слава входила по сказаниям в состав шабаша, но я назвал (в содержании) эпизоды отдельно для большей легкости запечатления музыкальной формы, так как она нова. «Иванову ночь» я написал очень скоро, прямо набело в партитуре, писал я ее около 12-ти дней. За «Ивановой ночью» ночь не спал и окончил работу как раз в канун Иванова дня,— так и кипело что-то во мне, просто не знал, что со мной творится, то есть знал, да этого не нужно знать, а то зазнаешься.
В Шабаше я сделал оркестр разбросанным различными партиями, что будет легко воспринять слушателю, так как колориты духовых и струнных составляют довольно ощутительные контрасты. Думаю, что характер Шабаша именно таков, то есть разбросанный в постоянной перекличке, до окончательного переплетения всей ведовской сволочи; так, по крайней мере, Шабаш носился в моем воображении». По сути, здесь Мусоргский сам подробно раскрыл содержание и структуры музыкальной пьесы.
Второй концерт для скрипки с оркестром g-moll ор. 63 был задуман С.С. Прокофьевым как «концертирующая соната». Черты сонатности отчетливо проявляют себя в жанре концерта: он лишен внешней виртуозной «концертности», декоративности, в нем проводится выразительная, глубоко продуманная, детализированная работа с музыкальным материалом. Прокофьев избирает сравнительно небольшой состав оркестра, но дополняет его объемной группой ударных инструментов. Форма концерта – одна из самых стройных и продуманных у композитора, три его части скреплены периодическим проведением на протяжении цикла темы главной партии, служащей образным и интонационным стержнем сочинения.
Первая часть (Allegro moderato) начинается сразу с темы главной партии у солирующей скрипки — сдержанной и печальной, в которой слышны отголоски русской и украинской песенности. Вторая тема — нежная и изысканная — является своеобразным отголоском лирических тем балета «Ромео и Джульетта», над которым композитор работал в тот же период. Мощная, разноплановая разработка, где отчетливо прослушивается фантастический элемент, переходит в репризу, в которой обе темы приобретают повествовательный оттенок. Вторая часть (Andante assai) раскрывает иную сферу творческих интересов Прокофьева: он как бы воссоздает возвышенное звучание Andante в стиле Г.Ф. Генделя, дополненное оркестровкой, имитирующей старинный ансамбль. Третья часть (Allegro ben marcato), написанная в форме рондо-сонаты, по своему образному строю, по темпераменту снова рождает параллели с балетом «Ромео и Джульетта». Калейдоскоп настроений, эмоциональные переключения, танцевальные ритмы композитор выстраивает по нарастающей, завершая звучание неожиданным диссонансом, возникшим словно в результате удара по всем струнам одновременно.
Среди немногочисленных симфонических миниатюр Анатолия Константиновича Лядова обращает на себя внимание его «Кикимора», созданная в 1909 году и носящая подзаголовок «Народное сказание для оркестра». Образ Кикиморы — злого волшебного существа подробно раскрывается в «Сказаниях русского народа» И. Сахарова, к которым часто в своем творчестве обращался Лядов. На основе сказочных текстов он записывает программу для своего сочинения: «Живет, растет Кикимора у кудесника в каменных горах. От утра до вечера тешит Кикимору кот-баюн — говорит сказки заморские. Со вечера до бела света качают Кикимору во хрустальчатой колыбельке. Ровно через семь лет вырастает Кикимора. Тонешенька, чернешенька та Кикимора, а голова-то у нее малым-малешенька, со наперсточек, а туловища не спознать с соломиной. Стучит, гремит Кикимора от утра до вечера; свистит, шипит Кикимора со вечера до полуночи; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пряжу пеньковую, снует основу шелковую. Зло на уме держит Кикимора на весь люд честной». Эта программа обретает в музыке яркое, почти зримое воплощение: сначала медленное вступление рисует сказочный пейзаж, затем звучит колыбельная — нежная мелодия, где выразительно вступает челеста, передающая образ хрустальной колыбельки. Центральный раздел пьесы носит стремительный характер, здесь традиционными для композитора оркестровыми приемами, в нарастающем беге, раскрываются «деяния» Кикиморы. Завершается пьеса мгновенно, почти на обрыве музыкальной мысли: образ Кикиморы как бы просто исчезает.
Фортепианные концерты С.С. Прокофьева обозначили новою эпоху в развитии жанра. Каждое из пяти законченных сочинений композитора, созданных в разные годы, становилось событием в пианистическом искусстве ХХ столетия, хотя и не все они были приняты сразу. Но, завоевав признание, каждый из концертов входил в репертуар ведущих исполнителей мира. Так произошло и с Третьим концертом, созданном в 1921 году, когда композитор жил во Франции. Б.В. Асафьев писал, что в концерте «исключительно богатое дарование Прокофьева достигло той ступени развития и полноты выражения, на которой совмещаются неостывший пыл юношеского темперамента ... с наступающей мужественной зрелостью и мудростью».
Концерт написан как традиционный трехчастный цикл, где, однако, каждая из частей нарушает традицию. Начало первой части (Andante - Allegro) — возвышенное solo кларнета — затем резко переходит в динамичную, волевую главную тему, которая и определяет эмоциональный строй всей части. Вторая часть решена Прокофьевым как Тема с вариациями. В качестве темы композитор избирает здесь галантный гавот — танец, который когда-то вошел в его Классическую симфонию. Тема в каждой из вариаций бесконечно меняется, приобретая разнообразное звучание: слышны то саркастичные, то сказочные, то плясовые оттенки. И лишь в конце части тема возвращается в первоначальном виде. Финал (Allegro ma non troppo) по характеру близок первой части. Его настроение перекликается со знаменитой «Скифской сюитой» композитора: та же дикая, необузданная сила и безграничная мощь, соседствующие с темпераментной лирикой.
Поэт Константин Бальмонт в 1922 году создал сонет «Третий концерт», передающий его ощущения от услышанного произведения Прокофьева:
           Ликующий пожар багряного цветка,
           Клавиатура снов играет огоньками,
           Чтоб огненными вдруг запрыгать языками
           Расплавленной руды взметенная река.
           Мгновенья пляшут вальс. Ведут гавот века.
           Внезапно дикий бык, опутанный врагами,
           Все путы разорвал и стал, грозя рогами.
           Но снова нежный звук зовет издалека.
           Из малых раковин воздвигли замок дети,
           Балкон опаловый оточен и красив.
           Но, брызнув бешено, все разметал прилив.
           Прокофьев! Музыка и молодость в расцвете,
           В тебе востосковал оркестр о звонком лете,
           И в бубен Солнца бьет непобедимый Скиф.

Проф. З.М. Гусейнова

Ticket Offices

Artistic Director of St.Petersburg Music House:
People's Artist of Russia, Professor Sergey Roldugin
Федор Абаза